воскресенье, 13 февраля 2011 г.

Игры в тюрьме

Поговорим о такой интересной теме, как игры. Так как в тюрьме времени более, чем достаточно, то игры занимают немалое место в жизни арестантов. Если еще учесть, что подавляющее большинство там находящихся пребывают в тяжелом расположении духа, то игры служат для них и отвлечением, и отдушиной. Для этого есть несколько всем известных способов - разговоры, чтение, рукоделие - обычный человек не может быть счастлив сам с собой. Но игры, конечно, стоят на первом месте.

Есть два варианта игр - "без интереса" и "под интерес", т.е. первое предполагает просто проведение времени, второе - ставки на игру.

Игры - очень распространенное средство разведения лохов. Умело играя на чувствах важности и значимости, опытный кидала долго подводит жертву к игре, зачастую часто ему проигрывая, расточая похвалы или подкалывая, заставляет его потерять бдительность и поставить на игру все, что у него есть и даже больше и затем наносит решающий удар.

Если человеку нечем рассчитаться, он может превратиться в раба - "коня", может отработать жопой, навсегда уйдя в касту петухов, может быть поставлен перед необходимостью выполнения любой задачи, вплоть до убийства. Карточный долг - долг чести, и отказавшийся от его уплаты может быть безнаказанно убит или покалечен, изнасилован.

В тюрьмах и зонах с преобладанием человеческих понятий смотрящими обычно установлена верхняя шкала ставок. Для тюрем это обычно около 200 долларов, для зон - 1-2 тысячи. Такие меры принимаются обычно по негласному соглашению оперов и воров, первые из которых решают таким образом свои проблемы чужими руками.

Очень также распространенный способ на заказ наказать или просто кинуть человека - шпилевой опускает жертву на определенную сумму, даже небольшую, но достаточную, чтобы тот попросил помощь из-вне. Обычно для уплаты дается реальный срок, за который родные или друзья могли бы подвести нужную сумму - все "по понятиям". Но тут уже начинают работать опера - либо письма не доходят, либо почему-то кто не может получить пропуск из-за какого-то пустяка, либо деньги отшманываются... Срок оплаты проходит - и человек в маргарине. Долг сразу возрастает в несколько раз, или начинается "законная" физическая расправа, или опер вербует себе нового агента, обещая помощь...

Часто действует понятийное правило - нельзя шпилить (играть под интерес) с человеком, который пробыл на лагере меньше 1 года. В тюрьме (СИЗО) - когда-то был срок три месяца, но теперь он обычно не соблюдается. Игра под интерес, кроме прочих нюансов, экономически выгодна элите - шпилевые (игроки под интерес) платят в общак обычно не менее четверти выигрыша.

Есть еще масса вариантов, рассчитанных на лоха, на не успевшего освоиться в тюрьме человека. Самое распространенное из них - новичку предлагают сыграть во что-либо. Когда он проигрывает, ему объявляют, что игра шла, например, на 100 долларов. Он говорит, что он не играл ни на что, на что слышит - "А я играл под интерес - ничего не знаю" - обращается к хате - "Кто-нибудь слышал, что он садился играть без интереса?". Никто, конечно же, не слышал...

Либо - "На что играем?" - "Ни на что". Проигрыш - "Плати 200 баксов". "Мы ж играли ни на что..." - "А для меня 200 баксов - это ничто". Несмотря на кажущуюся комичность, все очень серьезно. Если и удастся уйти от платы, то часто с серьезно пострадавшей репутацией.

Еще вариант - "играем просто так". В конце - "А ты знаешь, что в тюрьме "просто" это жопа. Ты проиграл свое очко".

Поэтому, если садитесь играть, в любом случае надо объявлять - "Играем без интереса". Это универсальная формула - и услышать согласие партнера. И совет - не садиться играть под интерес вообще, но если вы таки без этого не можете, то по крайней мере в первые недели нахождения в камере.

Есть еще вариант - "спортивный интерес". Играют на приседания, отжимания. Часто получается, что проигравший не может выполнить - например, несколько сотен отжиманий за два часа, и тогда ему объявляют "замену" проигрыша на что-то материальное - деньги, продукты. Такой вариант часто считается беспредельным, но среди молодняка работает.

Игры, где легче всего работать шулеру - карты, все игры с костями. Карты в тюрьмах запрещены, и игра в них строго наказывается. Но, как вы понимаете, это мало кого останавливает. Вероятно, запрет на карты введен исходя из большой возможности применения шулерских приемов, для невозможности обмена опытом, а может это и просто старый идеологический глюк.

Карты обычно делают вручную. Кстати, очень красивые получаются стосы (колоды), сделанные по всей технологии. Клеятся из газет хлебным клейстером, долго ровняются и шлифуются, наносятся рисунки (заодно и тайные метки) - таким образом на одну колоду может уйти до 3-х дней работы.

Кстати, у нас открылся небольшой магазинчик товаров из российских лагерей, где можно приобрести настоящий арестантский стос, нарды ручной работы, перекидные арестантские четки и много другого.

Кстати, в карточные игры можно вполне играть костяшками домино - например, в покер, что и частенько делают.

Если вы не профессионал-кидала, никогда не садитесь играть в карты в тюрьме на интерес. А без интереса там в карты не играют - нет смысла рисковать. И не профессионал никогда не станет рисковать держать у себя карты - поэтому, если вам предложили сыграть, можете быть уверены, что вы под прицелом.

К разрешенным относятся все остальные настольные игры - шахматы, шашки, домино, нарды (шышбеш), кости (зары, зарики), как и морской бой :) Но, конечно, все они с не меньшим успехом могут быть использованы для игры под интерес.

Самая честная в этом отношении игра - шахматы и шашки, где сложно что-либо подстроить. Игры, где участвуют три или четыре человека - например, домино, уже более опасны, так как имеется возможность общаться тайными знаками и влиять на исход игры.

Сразу еще один совет - если кто-то играет, ни в коем случае нельзя не то, чтобы подсказывать, а даже обсуждать партию рядом с играющими. Если тем более игра идет под интерес - проигравший всегда может потребовать, чтобы расплатился подсказчик, не важно какой стороне он подсказывал или просто обронил слово.

Игры с костями, среди которых самыми популярными являются нарды (шышбеш), относятся к достаточно опасным в плане шулерства. Во первых, существует несколько нехитрых приемов подхвата фишек, а во вторых, самое главное, специалист с огромной долей вероятности может выкинуть нужное ему число. Для уменьшения такой вероятности используют либо стаканчик, в котором "трясут" кости, либо специальные способы бросания камней - например, из-под стола, или с ударом о преграду. Хоть это и работает, но не всегда надежно.

В большинстве своем все же в тюрьме играют ради того, чтобы убить время. И самой популярной игрой являются именно нарды. В них можно играть день напролет, до полного отупения, переходя на полный автоматизм, получая при этом все же немало удовольствия.

При кажущейся простоте это очень интересная и поучительная игра. Как-то поняв, что играть без толку, только для убивания времени и отвлечения от боли, мне не нравится, я нашел в нардах неисчерпаемый кладезь для внутренней практики. Шахматы и шашки - игры чисто интеллектуальные. Здесь кто умнее и имеет больше опыта, тот и выиграл. Можно тренироваться, анализировать, расти, но цель? Если ты выиграл - то только благодаря самому себе, тому, что ты умный, что ты лучший...

Чисто вероятностные игры - покер с помощью игральных костей, например, лишен почти начисто интеллектуальной составляющей, и все зависит от случая - тоже мало интереса.

В нардах же эти две составляющие гармонично слиты - ты должен сделать все, что можешь - лучший ход, просчитать комбинации, причем очень быстро, на уровни интуиции, и затем отдаться на волю судьбы - как лягут камни. Очень хорошая модель для нашей жизни: "делай, что должен, и будь, что будет"

С тех пор, как я стал относиться к игре именно таким образом, стал получать массу удовольствия и пользы. В общем, эти две составляющие есть в любой другой игре, но в нардах они очень хорошо сбалансированы. Из подобных игр я бы еще отметил преферанс, но в тюрьме он просто не доступен.

Чтобы достичь мастерства в нардах, надо научиться как раз двум таким составляющим - действовать наилучшим для данной ситуации способом и одновременно быть покорным судьбе. Различать то, что может быть (и должно быть) изменено и то, что изменить нельзя. Жить полнокровно и одновременно быть смиренным. Не впадать в отчаянье при "незаслуженных" жизненных трудностях, не присваивать только себе результаты победы, принимать свою судьбу, уметь проигрывать в выигрышных ситуациях... очень многому можно научиться при таком подходе. Появляется возможность в такой игровой модели мира видеть себя и свои реакции на ситуации, свои слабые стороны - свое раздражение, злость, отчаянье, гордыню... А увидеть - это уже половина пути к освобождению от них.

Так что учиться жить, учиться любить можно всегда и во всем - было бы желание...

Шары, шпалы и прочие усовершенствования мужского достоинства.



Заочное образование для заключенных
Хочу рассказать вам сегодня о членовредительстве. Имеется в виду член мужской половой. Периодически в хатах возникает ажиотаж и возбуждение. Кто-то захотел вставить себе в член шар или шпалу и начал приготовления. Обязательно эта лихорадка начинает распространяться и охватывает значительную часть населения. Зубные щетки с толстыми ручками из прозрачного пластика сразу резко повышаются в цене. Зубы теперь чистят жалкими огрызками. Народ там и тут трет об бетонный пол шары, шлифует, холит и лелеет, показывает друг другу, сравнивая и доводя до идеальных форм и поверхностей.
Вот наступает день Х. Обычно время назначается на вечер, после вечерней проверки, когда все вертухайское движение затихает. Пациенты моются, кипятится вода, готовится операционный стол, стерилизуется инструмент и сами имплантанты. И начинается мочилово... Удар, стон, кровь, облегченное "Вошел!" Смех сквозь боль. Никто не остается равнодушным, зрители шутят и прикалываются, по особо трудным случаям собираются консилиумы, всякий старается дать совет. По случаю удачных, как впрочем, и неудачных, операций заваривается крепкий чифир...
Обычно все шли с просьбой провести операцию ко мне, как к доктору. Если в хате уже началось движение, то отговаривать было бесполезно, и если тем более об этом просили друзья, приходилось соглашаться. Все равно ведь пробьют, так уж лучше я сам это сделаю как следует, твердой рукой и с необходимыми мерами асептики и антисептики. А если согласился сделать одному, то тут же пристраивается целая очередь, которая также подгоняет изготовление своих шаров к назначенному дню. Однажды, в один из вечеров пришлось пробить 8 балабасов. Как на конвеере. Удар, "Ой!", "Следующий! Ложи сюда!", снова удар, дикое мычание, "следующий!"... Но очень скоро такое развлечение мне надоело.
Расскажу технологию - может, кому захочется... Правда, я слышал, такую операцию теперь кое-где делают в частных медучреждениях. И не за маленькие деньги. Может и себе открыть такой центр, назвать его, например, "Балабас" (это одно из названий члена на фене) и заколачивать бабки?.. На пенсии, наверное, займусь. :)
Так вот. Есть несколько видов издевательств над половым членом с целью придания ему больших возбуждающих свойств. Самый распространенный - это шары. Обычно их вставляют от одного до трех под кожу вокруг головки члена. Первый как правило на верху по центру, если больше одного, то обычно это три - два других сбоку снизу с обеих сторон от основного. Три шара таким образом находятся на равном удалении друг от друга и образую кольцо вокруг шейки головки. И член получает в таком случае название "кукуруза". Либо, если два - то второй на противоположной стороне.
Встречались энтузиасты, которые никак не могли остановиться и ставили по 5 - 6 шаров - еще и вдоль ствола члена. В тюрьме испытать возможности такого початка обычно не представляется возможным, на лагере же, когда приезжают жены, реальность оказывается, как правило, не настолько привлекательной, как воображение, и многие начинают их вырезать. Впрочем, один-два все же обычно оставляют, если только их размеры не были слишком громадными.
По размерам - обычно чуть больше горошины. По форме - продолговатый, вроде мяча для регби. Такая форма нужна также и для того, чтобы в процессе заживления раны после имплантации такого шара его можно было поворачивать с тем, чтобы он не прирос к плоти. Для этого же шар должен быть также идеально отшлифован - на это уходит основная масса времени - иногда несколько дней, необходимого для изготовления шара в условиях тюремной камеры.
Делают шары обычно из толстой пластмассы (оргстекла или подобной), для чего идеально подходят как раз ручки зубных щеток. Желательно чтобы материал был прозрачным, так как в противном случае он будет просвечиваться и болт в состоянии эрекции станет похожим на разноцветную елочную игрушку. Если подходящих щеток или подобных вещей нет, то шар выливают, делая небольшое углубление в куске мыла и капая туда расплавленную пластмассу из подожженных корпусов авторучек или обычных полиэтиленовых пакетов.
Грубую обработку материала до придания ему нужных размеров и формы производят трением об бетон пола. Затем начинаю шлифовать - вначале грубая шлифовка с помощью побелки или штукатурки со стен, которую соскребают на кусочек обычно байковой ткани. Более тонкая обработка производится такой же тканью, только уже безо всяких абразивов. Последняя стадия - обычно во рту. Шар носят за щекой несколько дней, постоянно двигая языком. Если подходить к процессу ответственно, то на это уходит 3-5 дней. Хотя делали и за один, но спешить тут не надо - ведь такой важный орган можно зря подпортить.
Идеальным материалом для шара считается стекло, но это возможно уже только на зоне, да и то весьма проблематично найти такое толстое - обычно для этого используется стеклоблок. В таком случае процесс изготовления может затянуться на 3-4 недели, большая часть из которых уйдет на шлифовку, в том числе во рту. Хотя, здесь уже можно использовать станки и инструменты, имеющиеся часто на промзоне.
Кроме шаров еще используются и так называемые шпалы - продолговатые, около сантиметра в длину и 3-4 мм в диаметре цилиндры. Шпалы "укладываются" по спинке члена в количестве 3-4 штук на расстоянии около 1,5 см друг от друга - как раз как шпалы, превращая сей орган в подобие стиральной доски. Часто они комбинируются с шарами - ставится небольшой основной шар сверху возле самой головки, затем идут несколько шпал. Или шары снизу по бокам, шпалы сверху.
Для пробивания дыр в пуцаке (еще одно название члена) используют "пробой" - например, ручку от ложки, но не алюминиевой, а более прочной, изготовленной из сплава на основе алюминия. Обычно такие ложки в тюрьму не пропускают, но, тем не менее, случается. Более распространенным инструментом являются те же ручки от зубных щеток. Выбирается прямая ручка, сама щетка отпиливается (пластмасса хорошо режется тонкими канатиками), а край затачивается под углом 45 градусов. Важно, чтобы ширина пробоя была достаточной для изготовленных шаров (шпалы делают тонкими, поэтому для них подойдет любой размер).
Все это, в том числе шары, стерилизуется доступными методами - так как кипятить пластмассу обычно нельзя, ибо она теряет форму, то обычно для этого используют фурацилин, который можно получить в санчасти при наличии гнойных ран (а таких всегда достаточно) или из дому. Шары и пробой закидывают туда на несколько часов, а то и целый день. Если одним пробоем надо сделать "операцию" нескольким людям, то все-таки приходится опускать его ненадолго в кипяток между процедурами. Фурацилином же "пациент" моет свое хозяйство, либо просто горячей водой с мылом, если первого нет.
Правда, здесь надо отметить, что эти способы в основном вводил я, наблюдая, как народ подвергает себя риску гнойных осложнений и заражения через кровь гепатитом или ВИЧ. Обычно же техника безопасности имеет достаточно примитивные формы, а то и вообще обходятся без нее.
Сама операция происходит так: "пациент" снимает трусы и садится на лавку в позу наездника (на свое полотенце, дабы не законтачить лавку своим тухесом). В качестве операционного стола служит толстая книга, накрытая туалетной бумагой, которая ложится между ног на лавку и на которую выкладывается бедолашный, сжавшийся и сморщившийся от страху член. Его обладатель оттягивает кожу в нужном месте, прижимая ее к книге, сверху ставится пробой и резким ударом пробивается так, что он входит в книгу. Ударным инструментом служит металлическая кружка с пакетом сахара или соли внутри для весу, или тяжелая книга. Затем прооперированный сам вставляет себе в рану шар. Хорошо, если удар был хорошим, пробой заточенным и соответствующего размера - тогда вставить его не представляет труда. Если же размер получился недостаточным, начинается самое "интересное" - впихивание шара, которое может иногда продолжаться с перерывами всю ночь. Дыру то сделали, зря что ли страдал, надо уж еще немного помучаться.
После удара сразу начать вставлять обычно мало кому удается - были случаи потери сознания, или просто состояние близкое к шоку или ступору. Или сильное кровотечение. Иногда "пациент" так и не решается подставить свою колбасу под нож, или это происходит с второй - третьей попытки под действием насмешек и шуток других, многим стает плохо еще до начала процедуры или при виде крови других.
Но надо сказать, что большинство все-таки решается. Были также и случаи неудачных ударов, когда кожа не пробивается до конца, или не угадали размеры пробоя. Что поделаешь - издержки производства... Случаи инфекции встречались крайне редко, самое большое - небольшое загноение. Кожа в этом месте очень богата сосудами, и очень быстро заживает.
За один раз обычно вставляют один шар или шпалу. Больше - когда заживет. Но были и такие смельчаки, что сразу, за один вечер, делали две дыры.
Затем балабас бинтуют и осталось дождаться (всего ничего, пару лет...) применения приобретенных достоинств на практике. В первое время, пока рана не затянулась, надо следить, чтобы шар не выпал. Было такое, что ночью он выпадал, и на утро приходилось сунуть в уже отекшую и слегка затянувшуюся рану.
Особый кайф также подрочить через несколько дней, когда рана уже начинает заживать и приятно зудит. Удержаться почти невозможно. Да, впрочем, и зачем? Хоть так обкатать новую конструкцию, испытать новые ощущения. Петухам, правда, такие приспособления не очень нравятся - говорят, очень больно входит и таких партнеров они стараются избегать.
Еще один вид усовершенствования природы мужского детородного органа, доступный в тюрьме, это кольцо. Точнее кольцо - это приспособление, с помощью которого в уздечке делается отверстие. Из куска оргстекла выпиливается кольцо - бублик, диаметром около сантиметра или чуть меньше и толщиной около 1,5 мм. Немного шлифуется и затем аккуратно лезвием заточки раскалывается в одном месте. Получается кольцо разомкнутое, которое, растянув за ниточки, одевают на уздечку таким образом, что тонкая кожа сжимается между краями разлома. Так оставляют на несколько дней - кожа в месте смыкания кольца постепенно отмирает и дня через 3-4 прорывается. Кольцо, как серьга, повисает на уздечке. Процедура также не из приятных, но, конечно, в никакое сравнение с шарами не идет. Так оставляют еще на неделю, чтобы рана зажила, и затем кольцо разламывают и удаляют. Образуется отверстие, которое уже не затягивается - как в ушах. Затем, перед употреблением члена по назначению, в это отверстие вставляются усики, которые делают из лески или конского волоса и... вперед, к вершинам оргазма!
Вот такие страсти. Есть и другие способы - вазелин под кожу, но таких "оригиналов" я не встречал. Да и в условиях тюрьмы это трудно. "Розочка" - разрезанная на четыре части головка. Бр-р-р! Это явно только больное воображение могло придумать. Тем более без наркоза.
Вот какие муки способны вынести мужики, дабы произвести впечатление на противоположный пол. Без анестезии, примитивным инструментом, в антисанитарных условиях... А многим ведь еще сидеть и сидеть было - годы... Куда там эпиляции и выщипыванию бровей - укус комара. Так что, женщины, примите к сведению - какие неиспользованные резервы. Любофь - великая сила!
А под занавес лишь скажу, что для примеривших в уме такие усовершенствования на себя, не лишним будет вспомнить известную присказку: "Главное не размер (как и форма) руля, а умение им пользоваться".

суббота, 12 февраля 2011 г.

пресс-хата


 

Пресс-хата. Прием в СИЗО.



Заочное образование для заключенных
Пришло мне письмо - сейчас, к сожалению, не могу его точно процитировать, нахожусь далеко от дома, где остался мой компьютер, но смысл таков:
"Любого человека можно сломать пытками, это только вопрос времени. Стоит ли своим упорством доводить дело до пресс-хаты, где можно и здоровье оставить". (прошу прощения у автора, если может вдруг в чем-то исказил смысл, но вопрос я понял именно так).
Сразу поясню для тех, кто, может быть, не знает. Пресс-хата - это камера в тюрьме, где правит беспредел, специально поддерживаемый администрацией и куда человека закидывают с тем, чтобы издевательствами, побоями, пытками принудить дать определенные показания, расколоться или же просто, чтобы сломать. Обычно там рулят несколько физически крепких ребят, которые в свое время совершили нечто такое, за что их на зоне ждет если не смерть, то, по крайней мере, "перевод" в наинижайшую касту опущенных (петухов). Как правило это ребята из братвы, предавшие своих. Боясь идти после приговора на этапы и в лагеря, они выбирают такой путь, чтобы спасти свою шкуру, оттянуть время, в надежде потом, по окончании срока, скрыться от мести. Раз предав, приходится делать и второй шаг - они уже на поводке. Не хочешь, чтобы тебя кинули в общую хату или отправили на зону - делай, что тебе говорят.
О пресс-хатах ходят страшные легенды, которые возникли не на пустом месте. Старые зеки рассказывали, что раньше это было в порядке вещей. Сейчас же ситуация несколько поменялась - у нас как бы демократия, права человека - ну хотя бы номинально, но с этим приходится считаться. Поэтому теперь это явление редкое, не во всех тюрьмах и не такое страшное, как было раньше. Но, тем не менее, пришлось и мне несколько деньков побывать в такой беспредельщине. От меня, правда, никто ничего особо не хотел, скорее это была профилактика. Харьковская тюрьма была первой в Украине, которую я посетил после экстрадиции из России, которую (Россию) покинул, так сказать, "со скандалом" - голодовкой и весь от головы до пят в синяках, избитый ментовскими дубинками. Украинцы решили, наверное, еще на всякий случай припугнуть, чтобы не было больше поползновений к неподчинению. Еще об этом буду рассказывать.
Бояться пресс-хаты, в принципе, не стоит - но и недооценивать методы милиции тоже не стоит. Бояться надо другого. Сломать конечно, можно почти любого, но большинство-то и ломать не надо. Сами расскажут все, что надо, и что под пытками не сказали. Я в двух словах писал о стукачах в КПЗ - так вот, в СИЗО это носит еще более профессиональные и изощренные формы. Да и сами зеки обычно болтают лишнего, чувство собственной важности подогреть ведь надо, всем рассказать о своей крутизне - останавливать иногда людей приходиться, что, мол, делюга твоя никому не интересна, да и потом знать не будешь кто сдал, если всем рассказывал, а только подозревать всех станешь. И общий критерий - если ты не можешь (не умеешь) быть один, ты обязательно рано или поздно расколешься сам или тебе найдут "партнера", который вытянет из тебя все, что нужно. Прикинь для себя, представь - можешь безболезненно для своей психики хотя бы 15 суток пробыть сам? (15 суток - максимальный срок, на который могут закрыть в карцер). Без общения, телевизора, радио и других благ цивилизации. Конечно, посадят, никуда не денешься - отсидишь, но другой раз ты уже на крючке - страх одиночества для многих сильнее страха физической боли. А страх - отец предательства. Если можешь выдержать, то нормально. Если нет - не устоишь. Надо, значит, проводить переоценку ценностей. Не любящий одиночества, не любит свободу.
Так что ломают теперь в основном не физически - ломают дух. Для всего есть свои методики и технологии, у каждого свои болезненные точки. Если же вы все-таки решили играть роль "правильного пацана", не имея достаточно духа, а вооружившись лишь понтами - тогда, конечно, бойтесь. Умному же иногда не грех и дурачком прикинуться - нефиг лбом стену прошибать. Принцип дзюдо - толстые негнущиеся ветви под тяжестью снега ломаются, гибкие - позволяют снегу соскальзывать с себя. А в общем, каждый решает для себя - тут советы вряд ли уместны. Человек сам себя мало знает, не то что других, чтобы что-то советовать.
Перейдем теперь к обещанной теме.
Пройдя краткосрочный курс подготовки в КПЗ, вы попадаете в СИЗО. Обычное состояние большинства, попавших сюда в первый раз - "Я здесь не на долго. Друзья (родители, адвокаты ...) все порешают, месячишко здесь попарюсь и домой". Что и вызывает затем немалую долю страданий, так как попасть сюда не сложно, а вот выпускают отсюда очень неохотно. Да и круговая порука ментов очень этому способствует - если вас отпустить, кто-то ж должен отвечать за необоснованное содержание под стражей.
Итак, вас загрузили в воронок и в наручниках доставили в следственный изолятор. Все вещи, деньги, которые у вас забрали в КПЗ, вам там перед отправкой вернули (кроме тех, конечно, что признаны вещдоками), чтобы в СИЗО снова обыскать, составить протокол и изъять. Оставят ручку, блокнот (чистый), сигареты, спички, зажигалку (в некоторых тюрьмах зажигалку могут и не дать - считают, наверное, этот предмет опасным). При обыске вас полностью разденут, всю одежду перемнут в поисках запрета. Кожаную, дорогую, тем более новую куртку тоже могут не пропустить - то ли потому, что это вещь ценная, ее можно использовать, например, для подкупа, как ставку в игре и т.п., то ли потому, что кожу можно использовать и по другим назначениям, как материал достаточно прочный. (В Калининграде за курточку можно было, например, немало водки получить). Деньги, которые у вас изымут, по крайней мере в российских тюрьмах, вы, как правило, затем сможете использовать - приобрести что-то съедобное из ассортимента тюремного "ларька", чай, сигареты, книги, газеты, медикаменты, мыльно-рыльные принадлежности. Либо их можно даже передать или переслать родным, написав соответствующее заявление.
Да, и еще формальная процедура - в самом начале вам, если раньше этого не сделали, зачитают в присутствии одного-двух офицеров постановление о вашем помещении в следственный изолятор и предложат его подписать. Можно от этого и отказаться, если, тем более, не согласны, но это, в общем, роли не играет - за вас подпишут присутствующие, удостоверив, что вы с этим ознакомлены. Я подписывать отказался.
Все промежутки времени между этими процедурами вы будете проводить в одиночных боксах, которые за свои минимальные размеры точно по размерам стоящего человека называют стаканами. Это могут быть и более просторные боксы на несколько человек, но, скорее всего, именно так. Если у вас есть подельники, то таким образом также исключается ваш с ними контакт. Там может быть приступка для сидения, но зимой вы вряд ли долго сможете ею пользоваться, - там и летом, как правило, дубарь, не говоря уж о зиме.
К слову. Помнится, в Черновицкой тюрьме, зимой, ДПНСИ (дежурный помощник начальника следственного изолятора - "вахтенный офицер", так сказать) решил поучить меня уму-разуму. Утром меня должны были доставить на суд, я приготовился, помылся, побрился, а меня всё не забирают. Я уж и попкаря (это контролер, т.е. сержант, который ходит по коридору вдоль дверей камер и заглядывает через глазки внутрь - контролирует, то есть) подтянул, а он мне - "раз не идут, значит не надо". Ну, такое дело - спешить мне вроде как особо некуда, разделся, лег спать. Бывает такое, что суды переносят, это дело обычное. Часов в 11 кипиш - немедленно, уже, бегом, на суд. Ребят обули конкретно, за то, что они прощелкали. Суд собрался, прокурор - а подсудимый отсутствует. Я же пока проснулся, умылся, оделся - время идет, ДПНУ стоит в дверях, слюной брызжет. Я тоже начинаю на них орать - к тому времени я уже был наглый зек, на себя наезжать не позволял.
После суда вечером возвращаюсь в родную тюрьму, конвой, как обычно, определил в стакан и уехал. Тут появляется тот самый ДПНУ, и снова начинает орать, что, мол, из-за меня он выговор получил. Я, конечно, тоже не молчу - был бы виноват, понятно. Разводит остальных зеков по хатам, а меня оставляет в стакане со словами, что ты тут у меня сейчас погреешься, у меня, мол, есть два законных часа, которые ты можешь находиться в боксе. Продержал, козел, действительно один час пятьдесят пять минут. За это время промерз я, конечно, основательно, до костей и их мозга - отопления там нет, температура почти как на улице, одежды зимней тоже - костюм, рубашка, туфли, подвигаться или поприседать возможности тоже нет, - стакан размерами точно, чтобы только стоять можно было. Но ничего, отогрелся потом, чифирком кровь разогнал, даже насморком не заболел. Что делать в таких ситуациях, чтобы не заболеть, обязательно позже расскажу.
Также у вас обязательно поинтересуются, есть ли у вас подельники, т.е. люди, проходящие с вами по одному делу. В вашем деле это все, конечно, написано, но тем не менее. Вам зададут еще несколько невинных вопросов, наблюдая за вашим поведением, страхом, нервозностью, готовностью или, наоборот, неготовностью сотрудничать с администрацией - в общем обслуживающий вас опер (а зачастую это именно он) составит ваш предварительный психологический портрет и оставит свои замечания в письменной форме в соответствующем разделе вашего личного дела. Я имею в виду не того дела, которое на вас завели - уголовного, оно у следователя, а другого - оперского, которое будет сопровождать вас на всех стадиях пребывания в заключении - этапах, лагерях, которое затем долго будет хранится в том учреждении, которое было для вас последним или в специальных архивах, в котором будет отображен каждый шаг вашей тюремной жизни, доносы стукачей, отчеты оперов, начальника отряда и им подобных, все ваши контакты - кто вам писал, кто приходил на свиданки, кто носил передачки и какие, с кем вы общались и с кем были на ножах, с кем делили пайку, ваши слабые и сильные стороны, поведение в различных ситуациях и т.п. - т.е. ваш полный профиль. Позже, если вами снова заинтересуются компетентные органы, дело будет извлечено. Если вас снова занесет в места не столь отдаленные, оно будет немедленно туда переслано для дальнейшего использования и продолжения. Тщательность, с которой оно будет вестись, очень будет зависеть от вашей интересности и потенциальной опасности. Чем более вы сильны, самодостаточны и непонятны оперу - тем больше интереса вы вызываете. Очень трудно, конечно, вам при первом знакомстве регулировать этот процесс, т.е. сыграть определенную, вам выгодную роль, но постараться можно и нужно. Для этого надо быть готовым и импровизировать по ходу. Тем более, что мы все и всегда играем какие-то роли по жизни.
Это я к тому, что сильных, конечно, уважают, в том числе и менты. Но сильных также и ломают. Сильные, независимые, самодостаточные люди изначально вызывают подозрение. Их предпочитают ломать - способов есть много, и это значительно легче, чем разгадывать. Да и слабый, средний человек никогда не разгадает сильного, если только сам таким не станет, он его боится и потому лучше уничтожит. Если же вы пешка, вы легко предсказуемы и, следовательно, не опасны. Даже если у вас недюжинная физическая сила и агрессивный характер. Таких не боятся. Такими легко управлять. А с дураков вообще спросу нет. Поэтому прикиньте свои силы к декларируемым вами житейским принципам - и решите кого вам лучше сыграть. Если же вы считаете, что имидж - это все и перед ментами играть западло, то мои вам соболезнования.
А досье свое я мельком увидел уже в лагере и был просто поражен его размерами - папку аж расперло от бумаги, несколько сот листов, не меньше. Этому способствовало, конечно, 11 тюрем, по которым пришлось пройти за два года, в каждой из которых опера что-нибудь да и добавляли к общей картине, но тем не менее - таких размеров я никак не ожидал.

Тюремные понятия

В тюрьме есть два типа арестантов:

1. люди, живущие "воровской" жизнью, по "понятиям" – они себя зачастую называют босота, бродяги, братва ..., в терминологии "ментов" - профессиональные преступники. Для них тюрьма – дом родной, закономерный этап жизненного пути, к которому они более или менее морально готовы и зачастую даже воспринимают с гордостью, т.к. в своей среде, не имея отсидки, их шансы на продвижение по иерархической воровской лестнице авторитета близки к нулю.

2. "случайно" попавшие в застенки - т.е. совершившие преступления на бытовой почве, по пьянке, глупости, неосторожности, жадности и т.п. – как бы нормальные граждане, для которых это совершенно неожиданный поворот их судьбы. Позже, в лагерях, они составляют основную массу касты "мужиков" в отличии от "блатных", пришедших из первой группы.

В дальнейшем я так и буду их называть – блатные и мужики, хотя это термин скорее лагерный – в тюрьмах им практически не пользуются. Здесь больше делят на "нормальных пацанов" и остальных (шушара, пассажиры, например) – об этом позже.

Первая категория ведет себя соответственно – активно, вторая, по крайней мере пока достаточно не адаптируется – пассивно, осторожно, приспособленчески, присматриваясь к чуждому для них миру. За счет первых и происходит поддержка и сохранение "понятий" - своеобразного кодекса чести и общежития в тюремных стенах. Чтобы понять его суть, надо разобраться в побуждающих моментах и целях, которые им достигаются.

Психология братвы построена на противопоставлении себя обществу и его органам власти, и в первую очередь, ее силовым структурам. Некий ореол Робин Гуда, мученика за правое дело также не чужд большинству из них. Поэтому одним из основных понятийных принципов является организация такого противостояния, солидарность и многие понятия, доминирующие в тюрьмах, исходят именно из него. Взаимопомощь, сплоченность очень развиты в тюрьмах с сильным "черным" движением – "цветным" надо противостоять единым фронтом. В Калининградском СИЗО я неоднократно был свидетелем массовых, нехитрых, но достаточно эффективных, акций борьбы за свои "черные" и человеческие права, выражавшиеся, например, в массовой отсылке жалоб (до 500 штук за один день) или поднятии невероятного шума. Мужики в основной своей массе очень быстро тоже начинают, по крайней мере на словах, исповедовать такую идеологию, следуя (подстраиваясь) за зачастую достаточно харизматичными "черными" лидерами.

Так вот, попав в камеру, где поддерживается понятийный порядок, вы будете поражены атмосферой, там царящей. Ничего общего с тем, как это принято показывать в кино. Никто не может отнять ни у кого ничего силой, угрозой, хитростью. Никого нельзя ударить. Вы не услышите матерного слова – прямо таки прием у английской королевы – все через пожалуйста, благодарю... Все споры и конфликты разруливаются на самых начальных стадиях.

Все просто – 10-20 человек в маленькой комнатушке, если не будут придерживаться четких правил и ограничений, не то что свои минимальные права отстоять не смогут, просто перегрызут друг другу горло. Нарушитель карается очень строго – просто ударив кого-то, он реально рискует потерять как минимум здоровье, а то и честь, где-то в боксах, других камерах, на этапах, на зоне. Возмездие неминуемо, рано или поздно – этот принцип строго соблюдается – если у тебя была возможность спросить с беспредельщика и ты этого не сделал – спросят с тебя (как и принцип неминуемости наказания в юстиции – в общем, как это не парадоксально выглядит на первый взгляд, психология представителей преступного мира и правосудия очень схожа. Я заметил, что они даже любят одну и ту же музыку, не говоря уже о поведении и жизненных ценностях).

Нельзя никого послать. Простая фраза "Да пошел ты..." даже не доведенная до логического окончания, дает право тому, кому она адресована, ударить, опустить и даже убить неосторожного матерщинника (исключение из правила неприменения физической силы в камере). Фраза воспринимается буквально – пошел ты на х..., означает что ты долбишся или должен быть отдолбан, т.е. прямо определен в пидары. Кодекс чести – понятия – объязуют ответить на оскорбление. Если ты не ударишь человека, тебя пославшего, значит ты признаешь, что ты пидар и в дальнейшем будешь туда неминуемо определен (при самом благоприятном раскладе ты будешь определен в последние чмошники, чушки, чушкари, общение с которым ниже достоинства для нормального пацана).

Возможен вариант не бить, но потребовать обосновать утверждение, что ты "приверженец однополой любви" с приведением конкретных фактов и свидетелей. Тогда все может быть закончится символической пощечиной, но рассчитывать на такой исход не стоит – я только слышал о таких вариантах, видеть же не приходилось, тогда как силовой вариант защиты чести и достоинства видел не раз.

Это же относится и к фразам типа "Пошел ты в п.....", пид*р, "... твою мать" и всевозможным вариации на эту тему. Даже вставленное в качестве невинного междометия "блядь" может быть обыграно так, что не рад будешь, особенно если ты с кем-то на ножах и каждое твое неосторожное слово "ловится".
Надо отметить, что в тюрьме надо быть готовым ответить за любое свое утверждение – людям нечем заняться, поэтому если вы не уверены в том, с какой стороны аккумулятор у Мазды-626, лучше промолчите. Что ценится, впрочем, и в вольной жизни.

Также надо сказать, что физическая сила, знание приемов джиу-джитсу практически ничего не стоит – на таком ограниченном пространстве да и при запрете на применение силы и других нюансах камерной жизни преимущество получает более смекалистый и ушлый, умеющий словоблудствовать и пользоваться знанием понятий и традиций. В общем – так как пространство ограничено, а время нет, то убегать некуда и поэтому все споры, как правило, решаются на уровне энергий – несколько фраз, взгляд, поза и всем понятно, кто есть ху.

Таким образом, подведя итог сказанному, хочу повторить еще раз сказанное в тезисах:
- ничего ни у кого ни под каким видом отнимать нельзя – это беспредел. А беспредел по понятиям карается беспределом.
- бить никого нельзя, все вопросы и претензии должны быть разведены только по понятиям
- исключение – вас послали на х.. или в какое подобное место. Отсюда –
- никого посылать никуда не следует да и вообще материться в тюрьме нельзя (прям пажеский корпус :))
- за любой, даже невинный базар надо быть готовым держать ответ
- физическая сила очень мало стоит – главное ваша внутренняя сила и страх (или их отсутствие)